[EMPIRE REPORT] ПОПАВШИЙ В ПЕРЕДРЯГУ В ПРОСТРАНСТВЕ ВАНДУУЛОВ

Empire Report

БЕК: Добрый день, это Имперский Доклад, спасибо за то, что присоединились к нам. Я Бек Рассум [Beck Russum].

АЛАН: А я — Алан Нуэво [Alan Nuevo]. Мы начинаем сегодняшнее шоу с событий на вандуульском фронте. Обычно общественность обсуждает лишь крупные достижения, а невероятные личные истории звездолетчиков, которым поручено защищать Империю, часто упускаются из виду.

БЕК: Виктория Хатчинс [Victoria Hutchins] находится в системе Килиан [Kilian], чтобы поведать нам одну из таких историй о невероятном путешествии домой боевого пилота Флота UEE.

ВИКТОРИЯ: Этот большой ангар на Оше [Osha] на вид может показаться ничем не примечательным местом, но для военнослужащих и их ближайших родственников в UEE не существует места милее. Один раз в неделю, завершив свои боевые дежурства в самых опасных уголках вселенной, звездолетчики здесь сходят с транспортных кораблей, чтобы наконец воссоединиться с семьей. Их, как правило, с радостью встречают близкие люди с самодельными плакатами в руках, любезные правительственные чиновники и даже военный оркестр, но возвращение капитана-лейтенанта Лиама Нили прошлой ночью стало чем-то совершенно иным.

Привычная церемония встречи отошла на второй план, когда вспомогательный корабль, который обычно перевозит припасы, влетел в этот ангар с капитаном-лейтенантом Нили на борту. Только его жена Анайя [Anaya], дочь Габия [Gabija] и несколько высокопоставленных военных чиновников присутствовали в этот момент. Эта эмоциональная встреча была организована специально для пилота, который несколькими днями ранее пережил невообразимое – находился в ловушке, в полном одиночестве в пространстве вандуулов.

Лиам дал эксклюзивное интервью программе Имперский Доклад, чтобы поделиться своей душераздирающей историей.

ЛИАМ НИЛИ: Спасибо, что пригласили. Если честно, в какой-то момент я уже не верил, что смогу вернуться.

ВИКТОРИЯ: Невероятное путешествие домой капитана-лейтенанта Лиама Нили должно было благополучно завершиться в этом ангаре, но началось оно на вандуульском фронте. Лиам является титулованным пилотом с сотней завершенных миссий и десятками убийств на счету. Вылетая из корабля UEE «Эммит» [UEES Ammit] на задание, он знал, что схватка с врагами вполне вероятна.

ЛИАМ НИЛИ: Нам было поручено провести разведывательный полет. Военная разведка хотела обновить свои карты, и предполагалось, что система необитаема. Оказалось, что это было не так. Небольшой клан обосновался там и вел добычу ресурсов. Мы столкнулись с ними, когда вылетали из пункта перехода. Я сражался с вандуулами и раньше, но в этот день все было по-другому. Они словно предугадывали все наши действия. Какие бы манёвры я не совершал, они всегда попадали и повреждали мои щиты. Нас превосходили в огневой мощи, и наш отряд не имел ни единого шанса.

Я знал, что долго не протяну, так как щиты повреждены, поэтому начал бросать в них все, что у меня было. Когда мои щиты вышли из строя, в запасе оставалась лишь одна контрмера. Я развернулся и направил корабль прямо под обломки Дриллера [Driller], который мы каким-то образом смогли вывести из строя.

Я правда не думал о том, что делаю. Мной руководили адреналин и инстинкты.

К счастью, я удачно выбрал время, увернулся влево, выстрелил последний заряд дипольных отражателей и катапультировался, в надежде на то, что они потеряют меня в этом световом шоу. Я даже не оборачивался, чтобы не видеть, как разбился мой корабль, а просто продолжал двигаться, пока не проник внутрь того разрушенного корабля вандуулов.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нили не знал точно, обнаружили его вандуулы по радарам или нет, поэтому не стал сразу отправлять сигнал бедствия. Вместо этого, чтобы остаться в живых, он воспользовался тактикой, изученной во время тренировок по выживанию, уклонению, сопротивлению и спасению. Он продолжал двигаться, и, самое главное, пытался контролировать свое дыхание.

ЛИАМ НИЛИ: Это намного сложнее сделать, когда вы передвигаетесь по взорванному кораблю вандуулов. Вы не представляете, сколько трудностей я преодолел, прежде чем встретиться лицом к лицу с мертвым вандуулом. Я никогда не встречался с ними так близко и, надеюсь, никогда больше не встречусь. Скажу вам, не знаю, как это выдерживают морские пехотинцы.

ВИКТОРИЯ: Когда капитан-лейтенант Нили обрел уверенность в том, что его не отслеживают, он переключился на другую задачу — спасение.

ЛИАМ НИЛИ: Я отправил сигнал бедствия, но никто не ответил. Это означало, что все были либо слишком заняты, спасая свою собственную шкуру, либо ушли. Единственным способом узнать это наверняка — было посмотреть.

ВИКТОРИЯ: Нили рискнул вернуться в открытый космос. То, что он увидел, подтвердило его худшие опасения.

ЛИАМ НИЛИ: Повсюду были обломки, и только. Битва закончилась, и я был один.

Волна паники накрыла меня. Настал момент, когда я подумал, что больше не увижу свою семью. Эммит [Ammit] был на расстоянии целой системы, и не было возможности сообщить остальным, что произошло. Пройдет несколько часов до того, как мою команду официально признают пропавшей без вести, и будет организована спасательная группа.

К счастью, мне помогла моя подготовка. Некоторые вычисления на скорую руку доказали то, что я подозревал и так. В моем костюме было недостаточно кислорода, чтобы протянуть до прилёта поисковой группы.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нили оказался в ловушке-22. Он нуждался в кислороде, чтобы выжить, но напряжение от поиска решения только усиливало расход воздуха. Он медленно пробирался сквозь развалины в поисках любого источника кислорода, который пережил разрушение.

ЛИАМ НИЛИ: Обломки кораблей, взорванных и разлетевшихся на куски выглядят практически одинаково. Порой я тратил драгоценное время, пробираясь через поле обломков, чтобы обнаружить, что это раньше был корабль вандуулов.

ВИКТОРИЯ: Нили не везло в его поисках, но это заставило его принять неожиданное решение.

ЛИАМ НИЛИ: Я знал об одном месте, где точно мог найти кислород.. им комплектовались другие скафандры. Поэтому моим приоритетом стал поиск павших звездолетчиков. Было очень сложно осматривать останки пилотов, с которыми я тренировался, с которыми сблизился. Я записал их имена, звания и точное местоположение. Таким образом, если бы я выжил, я мог бы потом доставить их домой.

ВИКТОРИЯ: Пока капитан-лейтенант Нили систематически исследовал поле обломков, его запас кислорода медленно иссякал. Небольшое количество кислорода, который он нашел, добавил драгоценные минуты к его жизни, но у него, как и прежде, заканчивалось время.

ЛИАМ НИЛИ: Я подумал о том, чтобы прекратить поиски и сосредоточиться на сохранении кислорода, но его все равно не хватило бы до прихода спасательной группы. Мое отчаяние росло, и мне приходилось делать все более и более глубокие вдохи, чтобы сохранять спокойствие.

Вот тогда я увидел парящий на расстоянии в довольно хорошей форме Гладиус [Gladius]. Корпус был пронизан плазменным огнем, но я определил, что кабина пилота была практически не повреждена. Я рискнул и приблизился к кораблю. Я заметил, что дверь кабины была открыта, но кабина и консоль были в порядке.

ВИКТОРИЯ: Нили забрался в кабину и закрыл фонарь кабины. Зная, что его жизнь висела на волоске, он подождал немного и начал пытаться активировать систему жизнеобеспечения.

ЛИАМ НИЛИ: Когда она запустилась, моё сердце едва не вырвалось из груди. Не знаю, что бы я делал, если бы этого не произошло.

ВИКТОРИЯ: Система жизнеобеспечения чудесным образом заработала и подала кислород в его летный комбинезон.

ЛИАМ НИЛИ: Все свалилось на меня в один момент. Понимание того, что я могу выжить начало переполнять меня. Не знаю, что я такого сделал, что мне так повезло.

ВИКТОРИЯ: Капитан-лейтенант Нили остался в кабине пилота, терпеливо дожидаясь новости об отправке спасательной группы. Он учел время, которое потребовалось бы им для взлета, путешествия до пункта перехода и самого перехода. Он опасался, что передача сигнала бедствия слишком скоро привлечет вандуулов, которые известны тем, что возвращаются на места прошлых битв, чтобы покопаться в обломках в поисках чего-либо полезного.

ЛИАМ НИЛИ: К счастью, я правильно рассчитал время. Они появились в системе незадолго перед тем, как я послал свой первый сигнал бедствия. Увидеть, как передо мной появилась спасательная группа, было одним из лучших событий в моей жизни. Это значило, что я вернусь домой.

ВИКТОРИЯ: И дом — это то место, где капитан-лейтенант Нили сейчас находится. После своего спасения он помог обнаружить тела звездолетчиков, которых он нашел во время своих поисков. Его доблесть заслужила похвалу от Верховного командования, которое предоставило ему временный отпуск для отдыха и восстановления сил со своей семьей.

Что касается его будущего, военные чиновники предложили ему преподавательскую должность в академии, и, хотя, когда его спросили о планах, он утверждал, что не принял официального решения, глаза Нили оживились.

ЛИАМ НИЛИ: Ну, могу сказать, что наша миссия против вандуулов еще не завершена, и я, очевидно, не тот, кто сдается.

ВИКТОРИЯ: Я Виктория Хатчинс, вела свой репортаж из Оша. Алан и Бек, вам слово.

БЕК: Спасибо, Виктория.

АЛАН: Какая невероятная история.

БЕК: Несомненно. От имени Империи благодарю вас за вашу храбрость, капитан-лейтенант Нили.

АЛАН: Нам нужно сделать небольшой перерыв. Далее, мы отправимся в систему Эллис [Ellis] со спортивным репортером Колтом Легранде [Colt Legrande], чтобы узнать о новых правилах и положениях Кубка Мюррея [Murray Cup] в этом году. Это и многое другое, когда Имперский Доклад вернется к вам.


Оригинал (англ.)


Автор:  msPar  |  Опубликовано:  24/02/2018
Просмотров:  84

КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ