[CHEMLINE SOLUTIONS] ПОРТФОЛИО КОМПАНИИ КЕМЛАЙН СОЛЮШЕНС

По словам знаменитого бизнесмена Энгеля Нордигана [Engel Nordigan], «общество благословляет хорошие дела. Доходы могут быть поразительными, но если обществу не нравится, или ещё хуже — общество не доверяет компании, то их битва будет тяжкой.» В мало каких корпорациях понимают данную мантру лучше, чем в Кемлайн Солюшенс.

Скромные начинания

Виктор и Адорай Захиды [Adorai Zahid] не имели того детства, которое многие люди могут назвать «обычным». Их родители трудились в компании Кел-Ту Консторес [Kel-To ConStores], в которой они были частью команд внутренней инспекции и отвечали за соблюдение правил безопасности в различных филиалах корпорации. Это вынуждало их семью постоянно переезжать.

В своих мемуарах под названием Титан [Titan], Виктор Захид рассказывал, что семья редко оставалась в одном месте больше месяца, поскольку они постоянно перемещались между тысячами «консторов» Кел-Ту, расположенных по всей UEE. Данное обстоятельство оставляло мало шансов Виктору и его сестре-близняшке Адорай на то, чтобы у них был хоть сколько-нибудь постоянный дом. Пока их родители трудились, они проводили всё своё детство гоняя меж разнообразных транспортных кораблей и центров переселения. По ночам, родители обучали их по тщательно составленной учебной программе, разработанной специально для того, чтобы они могли сдать тест на Эквивалентность раньше положенного. Их дневные обязанности были простыми — учиться. Дети должны были знакомиться с районом своего проживания, людьми, которые его его населяют, а вечером — сообщать всё, что им удалось узнать своим родителям, чтобы уже вместе обсудить полученную информацию.

«В то время я не понимал, зачем это нужно,» писал Виктор в Титане. «Но глядя с высоты прожитых лет, говоря о том, почему этот Гекс [HEX] был в плачевном экономическом состоянии, или почему этот перевозчик, с которым мы общались, занимался тем, чем занимался, могу сказать, что это был родительский способ научить нас сопереживанию, дать возможность осознать, что у каждого в этой вселенной есть своя история.»

Несмотря на то, что близнецы были одинаково старательны, их интересы, по мере взросления, стали расходиться. Виктор развивался в сфере торговли сырьем, часто использовал свои карманные средства для приобретения небольшого количества товаров, которыми он торговал на других станциях. Когда он не занимался активной покупкой или продажей, он продолжал дотошно записывать цены в TDD и у местных трейдеров. В то же время, его сестра, Адорай, увлеклась миром математики и инженерных наук и изучила все разнообразные станции и корабли, которые попадались им в их путешествиях.

Близнецы добились Эквивалентности в 16 лет и получили частичные стипендии в Университете Терры [Terra University]. Виктор получил двойную степень в области экономики и в сфере управления бизнесом, что тут же привело его на должность в компанию Клифтон Бразерс [Clifton Brothers] в городе Прайм [Prime]. Адорай задержалась в учебном заведении, чтобы получить диплом инженера-геолога. На последнем году её обучения, к ней обратились представители Идоу Инкорпорэйтед [Edo Inc.], небольшой горнодобывающей компании, также специализирующейся на геологоразведке, основанной на Ло [Lo], в системе Корел [Corel]. Они предложили ей работу в своём подразделении планетарных разработок.

Несмотря на то, что они часто общались, не виделись они почти десять лет. Адорай оставалась на одном месте и делала карьеру в Идоу. Однако, Виктор, казалось, не мог нарушить кочевой образ жизни своей юности. За это время он покинул Клифтон Бразерс и затевал ряд собственных предприятий, включая компанию по планированию эстрадных мероприятий и кратким погружением в управление музыкальными коллективами.

В 2889 году, когда Виктор и Адорай гуляли на вечеринке своего отца, по случаю его 98й годовщины, Адорай поведала Виктору об экспериментальной технологии, которую она пыталась разработать для Идоу. Несмотря на то, что исследования были многообещающими, финансовые прогнозы, касательно стоимости внедрения разработок, перевешивали потенциальную прибыль, поэтому совет директоров собирается отменить проект. Пока она жаловалась, что придется бросить исследования, Виктор смог увидеть потенциал. Если всё получится, эта технология вернет к жизни старые места горных выработок. Позже, после двух часов интенсивного обсуждения, он предложил идею: почему бы им не разработать эту технологию самостоятельно?

Воплощение идеи

Так, за один год, родилась компания Кемлайн Солюшенс. Хотя основным направлением бизнеса были промышленные химикаты (называемые Виктором «денежной рекой»), Адорай смогла убедить правление Эдоу продать неоперившейся компании её исследования. Пока она возвращалась к работе, Виктор потянул за многочисленные «ниточки», которыми он обзавелся за многие годы и создал первоначальный список клиентов компании. Его целью было создать достаточный капитал, не только ради поддержания исследований Адорай, но и для того, чтобы у них были кредиты к тому времени, когда она завершит свои исследования.

Пока Адорай работала за кулисами, Виктор проявлял свою деловую хватку, и компания развивалась заметными темпами. Через пять лет они руководили шестью распределительными центрами, стратегически расположенными в различных местах UEE.

К концу 29-го столетия, Адорай завершила свой первый действующий прототип установки для добычи нового типа. Используя низкочастотные сейсмические вибрации, проект (внутри компании известный под рабочим названием Воскрешение [Resurrection]) обещал обеспечить разработку ранее недоступных газовых карманов. Виктор был уверен, что поскольку компания уже приносила стабильную прибыль, то эта технология просто запустит её на следующий уровень.

Виктор стал прочесывать UEE на предмет потенциальных мест для горных работ. В результате он нашел одну небольшую луну в далёкой системе.

`Один 1а, расположенная рядом с обломками первой планеты в системе (разрушенной, когда звезда стала новой), почти 20 лет подвергалась интенсивным горным разработкам со стороны многочисленных компаний, пока не была окончательно покинута в 2865 году. Луна, которую называют Гейни [Gainey], как оказалось, обладает значительным числом газовых карманов, а отсутствие местного населения сделало её идеальным местом для испытания новой технологии. Единственным недостатком было то, что 20 лет интенсивной добычи оставили после себя шокирующее число заброшенных построек, спутников и мусора, вращающихся вокруг миниатюрной луны, уборка которых скорректировала расписание испытаний.

Благодаря состоянию луны, а также её удаленности, компания смогла получить у Бюро Планетарных Разработок [Planetary Development Bureau] права на добычу по договорной цене и тут же приступила к сооружению обширной сети конструкций, которые было необходимо расположить вокруг луны, чтобы поместить в них провокаторы сейсмической активности, которые могут извлекать газ. К 2904 году, Кемлайн Солюшенс включила свою первую установку по добыче газа.

Теории Адорай почти сразу начали окупаться, но спустя несколько лет, она стала беспокоиться по поводу роста сейсмической активности на луне. В случайных местах поверхности стали появляться трещины, и эта кажущаяся случайность мешала Адорай подтвердить тот факт, что это её машина была тому виной.

Согласно Адорай, вскоре после начала изучения этих случаев сейсмической активности, Виктор заключил договор для постройки еще одной добывающей установки в населенном мире. Всё еще переживая по поводу возможной угрозы для местного населения, Адорай была против расширения, но Виктор наотрез отказался прекращать проект, мотивируя это огромными прибылями, которые может принести новое место добычи. Ознакомившись с собранными ею данными, Виктор утверждал, что её «доказательства» являются ничем иным, как собранием противоречий и допущений.

Последующая конфронтация, продолжавшаяся несколько месяцев, в конечном итоге привела к тому, что Виктор уволил Адорай из компании. Неразлучные с детства близнецы оказались разделены серьезным судебным разбирательством. Чтобы отстоять права на свою технологию, Адорай подала в суд на Кемлайн Солюшенс и своего брата, но изначальная доктрина компании заключалась в подписании документов, в которых утверждалось, что технология добычи является активом компании. Невзирая ни на что, последующее десятилетие охватила целая серия судебных процессов и встречных исков.

К 2919 году Кемлайн Солюшенс больше не могла пользоваться установкой на Гейни. Вследствие широкой огласки, которую получил конфликт между Адорай и компанией, UEE ответила молчанием на запросы продления лицензий, касающихся использования этой технологии.

Чтобы покрыть судебные издержки, Виктор многие годы пытался найти покупателя на установку с Гейни, но никто не изъявил желания брать на себя ответственность за это хозяйство. К 2923 году, Виктор демонтировал оттуда всё оборудование, которое смог, после чего законсервировал саму установку.

Предстоящий путь

В наши дни Кемлайн Солюшенс вернулась к своим ранним приоритетам в качестве дистрибьютора химической промышленности. Виктор Захид до сих пор не прекращает попыток получить лицензии на добычу, но первичные затраты на постройку обширной сети установок, необходимых для полноценного использования технологии на текущий момент превратились в гораздо более серьезное препятствие, чем нежелание правительства санкционировать эту затею. В 2938 году, Виктор, в надежде обогатиться на очередном гениальном проекте, утвердил «политику открытых дверей» для изобретателей в сфере геологии и горных разработок, в рамках которой они могут представлять свои идеи.

Адорай Захид, после серии проигрышей в судебных процессах, ушла в тень и стала профессором геологических наук в Университете Терры [Terra University]. Она выпустила учебник по этике в геологоразведке в 2940 году, но больше никогда не говорила на публике о своей работе в Кемлайн Солюшенс.

Неизвестно, общались ли с тех пор близнецы друг с другом вообще.

Оригинал (англ.) — журнал JumpPoint 5-12


Автор:  mrZar  |  Опубликовано:  30/10/2018
Просмотров:  29

КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ